Помните, как у Булгакова: "Квартирный вопрос испортил москвичей"? Столько лет прошло со времени написания романа "Мастер и Маргарита", а цитата по-прежнему остается актуальной, и не только для жителей столицы. Квартирный вопрос — проблема насущная всегда и везде.

Поэтому не обошла этот вопрос стороной и реформа РАН. В рамках этой реформы был изменен порядок приобретения жилья для сотрудников. Как, наверное, уже все в курсе, теперь за все финансовые и имущественные вопросы Российской Академии Наук отвечает не сама Академия, а специально созданная структура — ФАНО (Федеральное агентство научных организаций, если кому непонятна аббревиатура). И именно ФАНО теперь ответственно за обеспечение жильем светлых голов нашей страны. К лучшему или нет такие перемены? Давайте разберемся.

Возьмем, к примеру, Новосибирск (говорю же, квартирный вопрос актуален везде). Еще в 2013 году Сибирским отделением РАН был объявлен аукцион на постройку в Новосибирске двух домов, 240 квартир в которых предполагалось выделить молодым ученым. Аукцион этот выиграла компания "Росбилд", а общая стоимость проекта измерялась ни много, ни мало, в 363 млн. рублей. И все бы ничего, обеспечение жильем будущего российской науки стоит этих денег. Однако, после заключения договора выяснилось, что подрядчик добросовестно подходить к своим обязанностям вовсе не собирается. Не будем углубляться в детали (кому интересно, можно почитать вот здесь - http://www.kommersant.ru/doc/2406443), но "Росбилдом" было нарушено четыре пункта договора, самый важный, по-моему, это нарушение оговоренных сроков. В итоге председатель СО РАН еще в октябре письменно сообщил руководству "Росбилда" об одностороннем расторжении контракта. Те, конечно, остались недовольны, ну да это уже их проблемы, нужно было быть ответственнее, в конце концов.

Вопрос-то в другом. Стоила ли вообще овчинка выделки, то есть, надо ли было изначально связываться с недобросовестными застройщиками? Именно этим вопросом и задалось ФАНО, когда им были переданы полномочия СО РАН по строительству и покупке жилья для сотрудников. И выяснилось, что решение проблемы проще пареной репы: гораздо дешевле купить готовые квартиры, чем влезать в непонятные авантюры с постройкой жилья втридорога. Поистине, все гениальное просто.

Так что теперь эти "спорные" дома вообще исключены из финансирования, а расход денежных средств ФАНО контролирует очень строго. При этом получается, что ФАНО удалось практически невозможное — убить двух зайцев сразу: и жильем ученых обеспечить, и прилично сэкономить. Потому что средства сейчас нужны РАН, когда никогда. Ведь, кроме достойных бытовых условий для сотрудников, РАН нуждается еще во многом, взять хотя бы современное научного оборудования. В конце концов, реформа РАН только набирает обороты, и российская наука еще на пути развития. Но квартирный вопрос больше для этого развития не помеха.